post-title Сегодня на кухне нашей души мы приготовим счастье. Возьмем веру, надежду, любовь… http://georgkurkino.ru/wp-content/uploads/ппыц.jpg 2018-11-18 17:04:47 yes no Posted by Categories: Новости

Сегодня на кухне нашей души мы приготовим счастье. Возьмем веру, надежду, любовь…

Posted by Categories: Новости
Сегодня на кухне нашей души мы приготовим счастье. Возьмем веру, надежду, любовь…

Проповедь о. Димитрия Михайлюка в Храме Святого великомученика Георгия Победоносца в Куркино, Москва, 18 ноября 2018 года

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Аминь!

Дорогие братья и сестры, поздравляю вас с Воскресением Христовым, причастников — с принятием пречистых Христовых тайн!

Сегодня память патриарха Тихона – первого патриарха за два века синодального периода. Первого патриарха после разрыва, разделившего историческую Русь и Церковь, подчинившего ее государству в лице обер-прокурора, который смещал митрополитов, епископов и командовал Церковью, как только желал. Первый патриарх был избран как раз сегодня в очень сложный период российской истории, когда весь старый мир просто рушился и разрушение это было очень кровавым. Сотни тысяч, миллионы наших людей были убиты. К этому относятся по-разному и мы не говорим о красных и белых, не считаем, кто больше людей повесил и расстрелял, но то, что это катастрофа национального масштаба сейчас уже сложно отрицать. Всегда, когда происходят такие тяжелые события для народа люди начинают думать — за что? Это очень правильный вопрос, который касается и нашей жизни. Когда какое-то несчастье посетило меня, скорбь пришла, то сразу вопрос к небу: Господи, за что?! Ведь я такой хороший, мне не за что и вдруг оно прилетело. За что? Это говорит о том, что мы не живем духовной жизнью и не понимаем, за что. Жили бы – узнали. Посмотрите в свое сердце серьезно и трезво, тогда поймете, за что, а после скажете: Господи, прости! Надо было меня сильнее наказать, но ты меня пожалел еще! Вот это настоящая позиция и правильная.

В истории христианства были разные периоды: горячей веры и исповедничества, охладевания веры и казенщины. Первые христиане, которых сначала было несколько сотен человек, а потом тысяч причащались каждый день. Каждый день они были готовы умереть ради причастия, ночью тайно совершали Литургию, для чего прятались в катакомбах или у кого-то дома. Их выслеживали, хватали и казнили, а те, кого не успели схватить опять собирались, служили и причащались, потому что причастие — это высшая ценность, без которого нет Церкви. Без Литургии и Евхаристии нет духовной жизни, чтобы мы о себе не думали. Они старались причащаться каждый день, а сейчас большинство людей причащается дай Бог раз в год, а то и еще реже. Сейчас людей на Причастие надо заставлять, понуждать, напоминать: ну придите и возьмите то, что Бог вам даром дает и без чего спастись невозможно. Возьмите! Каждую Литургию, в каждом храме раздается удивительная благодать Божия, ради которой Церковь две тысячи лет назад создана Богом и сохраняется и существует. Вот только не всегда получается, не всегда хотим: суета, дела, лень нам мешают. А почему мешают? Потому что мы не видим этой ценности, не стремимся к ней, у нас нет любви к Богу. Есть любовь, тогда мы стремимся к любимому, бежим к нему или к ней — юноша к девушке. Он готов с утра до вечера рядом с ней быть и на ночь не расставаться и завтра тоже самое. Вот влюбленность на которую мы смотрим и говорим: ах, какая красота! Тут же мы говорим, что люблю Бога, но в храм не хожу, не причащаюсь, верую в Бога, но заповеди не исполняю. Где-то здесь скрыта ложь, самообман либо просто обман. Если мы любим Бога, то исполняем Его заповеди, стремимся быть с Ним как можно теснее, ближе и чаще. Нет ничего более тесно связывающего нас с Богом, чем таинство Причастия. Вот что мы должны понимать.

В тяжелые времена начала двадцатого века это знание и стремление были утеряны. Многие вспоминали, что вера для людей превратилась в некую формальность и обыденность. В храм ходили не потому что любили Бога, а потому что так было надо. Все идут, и я иду. Если служба длинная можно сбегать покурить на улице. Причащаться? Это когда будет Великий Пост, Пасха и то, если получится. Вот за это Господь и отступил от нашей страны и тут же дьявольские силы разорвали ее в клочья. То, что сейчас что-то осталось, мы с вами здесь стоим и дышим, а наша родина называется не Соединенные Штаты Евразии, Сибири или чего еще, и Китай у нас не за Уралом начинается, а пока там, где он всегда был и наше руководство в Москве сидит, а не в Вашингтоне или где-нибудь еще — это чудо Божие! Так не должно было быть. Но Господь нас хранит с какой-то целью. Наша задача — увидеть эту цель и постараться следовать ей в нашей жизни и тогда, наша жизнь наполнится смыслом, она будет отличаться от жизни животного. Животное ведь ест, пьет, спит, продолжает род, заботится о потомстве в большинстве своем. Что еще делает животное? Все. Мы кроме этого что делаем в жизни? Ничего. большинство из нас ничего больше не делает и от животного не отличается. В этом наш стыд и позор. Это то, что мы должны в нашей жизни изменить. Как? Найдя в себе высокую цель, которая выше, чем поесть, поспать, заработать и воспитать детей, а потом помереть. Выше этого есть ли цели? Есть. Это спасение души и служение добру. Это взаимосвязанные вещи.

Вот Серафим Саровский ушел в лес молился и было ему хорошо. Никакие люди ему были не нужны, он там общался с Богом, переполнялся радостью, ради стяжания которой он пошел даже на смерть. Его ведь чуть-чуть только не добили, но выжил хоть и калекой, только знал зачем и почему и что он за это получает благодать Божию. Он был самодостаточным там в лесу, но Божия Матерь можно сказать выгнала его оттуда, сказав: иди к людям и служи им! Он пришел в монастырь и открыл дверь своей кельи для всех, кто хотел к нему приехать. Даже монах, ушедший от мира, вернулся ради любви. Мы же с вами, живущие в миру и не служащие любви, должны устыдиться. Постараемся подумать над своей жизнью, взглянем в свое сердце и свою душу, вычистим оттуда всякую пакость, всякие, страсти и грехи, привязанности. По крайней мере начнем борьбу с ними, а освободившееся место заполним добром. Ведь свято место пусто не бывает и невозможно избавиться от греха, не заместив его добродетелью, потому что грех вернется в другом виде еще сильнее. Замещать грехи надо добром и искать, где мы можем послужить ближнему и просить Бога чтобы открыл нам глаза и дал нам увидеть, где мы можем приложить свои силы, чтобы кому-то страдающему, нуждающемуся от наших дел стало немного полегче. Вот тогда получатся из нас настоящие христиане, тогда нам не стыдно будет, придя на Страшный Суд Божий, посмотреть на сонмы мучеников, исповедников, преподобных, других святых людей, на чистых ангелов потому что вместе с нами войдет то добро, которое мы в жизни сделали. И наоборот если туда войдут только страсти, стяжательство, эгоизм, тогда мы постыдимся.

Святителя Тихона даже в студенческие годы в шутку называли патриархом — настолько все любили его добрый нрав и доброжелательность ко всем, несгибаемую доброту, умение находить общий язык даже с врагами. В день его памяти постараемся и сами хотя бы отчасти стяжать тоже самое. Бывает люди жалуются, что все их обижают, плохо относятся, завидуют, делают пакости, а он был другой. Куда бы он не пришел его все любили просто его любовь к ближним от ближних отражалась и шла к людям. На нас же отражается наш эгоизм и самолюбие: я эгоист и поступаю со всеми как эгоист и все остальные, видя это, поступают со мной также, а я потом обижаюсь.

В день памяти святителя Тихона постараемся эту язву в себе исцелить исправить в своей душе, как бы тумблер переключить — вот сейчас только себя люблю и на всех остальных мне наплевать. Щелк – щелк и сейчас я на службе и наоборот — всех люблю, а собой могу где-то пожертвовать. Вот если так будем жить, то недалеко будем от Царствия Божия.

Спаси вас всех Господь! С праздником! Благословение Божие да будет с вами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *